ГлавнаяРаскрутка группы • Поездка получилась бессмысленной

Поездка получилась бессмысленной

Рубрика: Раскрутка группы

Весь остров был усыпан крупными камнями, но Алекс заявил: "Ну и что? Мы попросим военных, они соберут все камни и увезут их". Но мы вернулись на яхту, поплыли прочь и никогда больше не вспоминали об этом острове.
Это был, наверное, единственный случай, когда "Битлз" заработали деньги от какого то немузыкального проекта: сперва мы поменяли фунты на доллары. А когда нам пришлось менять их обратно, курс поднялся и мы заработали около двадцати шиллингов".
Нил Аспиналл : "Я пробыл там только один день, а потом сказал: "Я уезжаю домой". Так же поступил и Ринго".
Ринго : "Поездка получилась бессмысленной. Мы не купили остров, а вернулись домой. Отправляясь отдыхать, мы всегда строили грандиозные планы, но ни разу не осуществили их. А еще мы собирались купить деревню в Англии с кучей домов и площадью в центре. Каждому из нас должно было достаться по нескольку домов и одна четвертая часть деревни.
Вот что получалось, когда нам нечем было заняться. Гораздо безопаснее было записывать пластинки, потому что, когда работа заканчивалась, мы словно сходили с ума".
Джон : "Чего можно ждать от места с названием Хейт Эшбери?" (68)
Джордж : "В августе мы отправились в Америку это случилось через пару месяцев после Монтерейского поп фестиваля. Моя свояченица Дженни Бойд ("Дженнифер Джунипер" из песни Донована) жила в Сан Франциско и собиралась переселиться в Англию. Мы отправились проведать ее Дерек, Нил, Алекс Неволшебник, я и Патти".
Нил Аспиналл : "Хейт Эшбери перекресток двух улиц в одном из районов Сан Франциско. До нас дошли слухи, что там собираются хиппи и тому подобные люди, поэтому мы решили побывать там. Мы думали проведать сестру Патти, а когда прибыли в Сан Франциско, решили заехать в Хейт Эшбери. Специально туда мы не собирались, просто завернули по дороге".
Джордж : "Мы отправились в Сан Франциско в реактивном самолете "Лир". Дерек повез нас в гости к одному диск жокею, прямо из аэропорта мы поехали на радиостанцию в лимузине.
Тот диджей предложил нам какое то зелье, и мы сразу направились в Хейт Эшбери. По дороге я думал, что увижу замечательное место, где полно людей, напоминающих цыган, которые рисуют и вырезают из дерева разные вещицы в маленьких мастерских. Но там было полно опустившихся подростков, которые были под кайфом, что казалось мне совершенно неуместным в такой обстановке. Я мог бы сравнить это место разве что с Бауэри: толпы бездельников и хиппи, среди них масса детей, сидящих на кислоте и съехавшихся со всей Америки в эту мекку ЛСД.
Мы шли по улице, меня встречали, как мессию. "Битлз" были знаменитыми, приезд одного из них стал важным событием. Мне было страшно, потому что зелье, которое нам дал диджей, уже начало действовать. Я видел лица всех этих прыщавых юнцов, но словно в кривом зеркале. Это было все равно что ожившая картина Иеронима Босха, она быстро разрасталась рыба с человеческой головой, лица, как пылесосы у дверей магазинов... Мне что то протягивали большую индейскую трубку, украшенную перьями, книги, благовония, может быть, даже наркотики. Помню, я сказал одному парню: "Нет, спасибо, мне не хочется". А потом я услышал его визгливый голос: "Эй, друг, я обижусь". Это было ужасно. Мы шли через парк все быстрее и быстрее и наконец прыгнули в лимузин пора было убираться оттуда. И мы помчались в аэропорт".
Нил Аспиналл : "Мы шли мимо байкеров и хиппи, вокруг вспыхивали споры. Мы дошли до парка и сели на траву. Кто то сказал: "Да это же Джордж Харрисон!" Возле нас начала собираться толпа. Кто то подошел к Джорджу, протянул ему гитару и спросил: "Ты не сыграешь нам?" И он немного поиграл. Внезапно оказалось, что людей вокруг слишком много, и мы решили, что пора уходить.
Но толпа тесно обступила нас, мы вдруг поняли, что до лимузина идти целую милю. Мы медленно зашагали к нему, но вокруг собралось уже не меньше тысячи человек, которые просили у нас автографы и похлопывали нас по спинам. Мы пошли быстрее и в конце концов помчались так, будто спасались бегством.
Мы поняли, что наркотик притупил нашу бдительность, и мы оказались в той самой ситуации, каких всегда пытались избегать. Мы всегда останавливались в номерах отелей, разъезжали на лимузинах с эскортом полиции, которая сдерживала толпу. А тут мы по собственной неосторожности оказались в гуще людей, притом нас было только шестеро (в том числе две женщины). Но нам повезло: люди вокруг нас не желали нам зла, хотя в большой толпе немудрено оказаться затоптанным".
Дерек Тейлор : "История этого приезда одного из членов "великолепной четверки" запечатлена на фотографиях. Вот один из самых ярких моментов Великого повествования. Собравшиеся вокруг люди были настроены доброжелательно, но обступили гостей из Англии так, что чуть не задавили их и насмерть перепугали. Джорджу не понравилось в Хейт Эшбери, но то, что один из "Битлз" побывал там, и именно тем летом, выглядит вполне логично".
Джордж : "Этот случай дал мне понять, что же такое на самом деле мир наркокультуры. Вопреки моим ожиданиям, все было похоже не на духовное пробуждение людей, стремящихся открыть в себе творческое начало, а на тусовку алкоголиков. Эти ребята из Хейт Эшбери бросили учебу и болтались без дела, а вместо бутылки пристрастились к самым разным наркотикам.
Это событие стало для меня поворотным моментом. Именно оно вызвало у меня отвращение к наркокультуре в целом, и я перестал принимать лизергиновую кислоту. У меня было немножко жидкой кислоты в пузырьке. Я рассмотрел ее под микроскопом и увидел, что она похожа на обрывки старой веревки, и я решил, что больше не стану травиться ею.
А ведь люди готовили зелья, которые были по настоящему сильнодействующими раз в десять сильнее ЛСД. Одним из таких наркотиков был STP свое название он получил от добавки к топливу, которой пользовались в автогонках "Инди". Об этом нас предупредила мама Кэсс Эллиот. Она позвонила и сказала: "Будьте осторожны, появился какой то новый наркотик STP". Я ни разу не принимал его. Кто то стряпал жуткие снадобья, а обитатели Хейт Эшбери употребляли их и теряли рассудок. Так я понял: это неправильный путь. Именно тогда я обратился к медитации".
Нил Аспиналл : "Мы полетели назад самолетом "Лир". В то время я "летал" в нескольких смыслах слова, и вдруг в кабине пилотов замигали сотни красных лампочек. Мы сорвались с места, как ракета, и почти сразу стали так же быстро снижаться, загорелись все предупредительные огни, а пилоты стали твердить: "Все в порядке... Все обойдется..." Было более чем страшно, но они справились с управлением".
Джордж : "Я сидел прямо за спинами двух здоровенных пилотов, этаких Фрэнков Синатра в коричневых ботинках. Во время взлета самолет попал в воздушную яму, а поскольку мы еще не поднялись достаточно высоко, он нырнул носом вниз, потерял скорость и резко начал снижаться. На приборной доске вспыхнула надпись: "Опасность!" И я подумал: "Ну, вот и все!" Алекс распевал: "Харе Кришна, Харе Кришна". А я твердил: "Ом, Христос, ом..."
Но каким то образом мы долетели до Монтерея и сели там, после чего отправились на пляж и успокоились".
Дерек Тейлор : "Реактивные самолеты "Лир" были страстью тогдашних молодых поп звезд этакими воздушными "порше". Лично я боялся их, как любых быстрых, маневренных средств транспорта, но лететь все таки согласился.
В Монтерее нам долго не удавалось заказать кофе в кофейне. Когда же Джордж наконец помахал официантке, которая делала вид, будто не замечает нас в этом "Лайтем Сент Энн он Пасифик", сказав: "Детка, у нас даже деньги есть!" и помахал пачкой ассигнаций, она узнала его и уронила от неожиданности целую гору посуды, которую несла. Десятки тарелок, блюдец и чашек разлетелись по полу, и ей пришлось собирать их. И она собирала и собирала, стараясь не задеть джинсовую занавеску в углу. Похоже, битломания не закончилась".
Джордж : "Люди словно обезумели, пытаясь всучить мне STP или ЛСД. На каждом шагу мне что нибудь протягивали, но мне было не до этого" (67).
Махариши Махеш Йоги : "Любовь есть сладостное проявление жизни. Это высшая суть самой жизни. Любовь жизненная сила, мощная и утонченная. Цветок жизни расцветает в любви и излучает любовь".
Джордж : "Я снова встретился с Дэвидом Уинном и разговорился с ним о йогах. Он сказал, что сделал примечательный набросок одного из них, человека, у которого линия жизни на руке не кончалась. Уинн показал мне снимок руки этого человека и добавил: "На следующей неделе он приезжает в Лондон читать лекцию". И я подумал: "Отлично. Я хотел бы встретиться с ним".
24 августа все мы, кроме Ринго, побывали на лекции Махариши в отеле "Хилтон". Билеты купил я. На самом деле я шел за мантрой. Я достиг того состояния, когда хотел бы начать медитировать; я читал о медитации и знал, что мне необходима мантра пропуск в другой мир. И поскольку мы были компанейскими людьми, Джон и Пол отправились на лекцию вместе со мной".
Пол : "Эта идея пришла в голову Джорджу. Во время работы над "Сержантом Пеппером" Джордж увлекся индийской культурой. Мы все интересовались ею, но для Джорджа она была руководством к действию. А нам нравилось слушать музыку Рави Шанкара интересную, очень красивую и сложную в плане техники игры.
Помню, на лекции присутствовал Перегрин Уорсторн, и на следующий день я прочел его статью, чтобы узнать, что он думает обо всем этом. Он был настроен достаточно скептично. Но мы искали что то новое, мы уже попробовали наркотики, теперь нам предстояло постичь смысл жизни.
Еще в юности мы видели Махариши. Каждые несколько лет он появлялся на телестудии "Гранада" в передаче "Люди и страны". И все мы говорили: "А ты видел вчера вечером того сумасшедшего?" Поэтому мы знали о нем все: это был смешливый человечек, который собирался семь раз объехать вокруг земного шара, чтобы исцелить мир (это было его третье кругосветное путешествие).
Я считал, что в его словах есть немалый смысл. Думаю, так казалось всем нам. Махариши говорил, что с помощью простой медитации двадцать минут утром, двадцать минут вечером можно улучшить качество своей жизни и найти в ней некий смысл".
Джон : "Мы думали: "Какой славный человек!" Такого мы и искали. Я хочу сказать, все к этому стремятся, но в те времена мы стремились особенно. Мы познакомились с ним и сразу поняли, что это знакомство принесет нам пользу. Что ж, отлично, это то, что нужно.
Нынешняя молодежь ищет ответы на вопросы, которые не дают официальная церковь, родители и этот материальный мир" (68).
Ринго : "В то время Морин лежала в больнице после рождения Джейсона, и я навещал ее. Я вернулся домой, включил автоответчик и услышал сообщение Джона: "Дружище, мы видели его, все мы собираемся в Уэльс. Ты должен поехать с нами". Следующим было сообщение от Джорджа: "Представляешь, мы видели его! Махариши замечательный! В субботу мы все едем в Уэльс, и ты должен поехать с нами".
Джон : "До встречи с ним мы с Син подумывали о поездке в Ливию, Ливия или Бангор? По моему, выбор был очевиден" (67).
Джордж : "Махариши проводил семинар в Бангоре, он сказал: "Приходите завтра, я научу вас медитировать". На следующий день мы сели в поезд и поехали к нему.
Мик Джаггер тоже поехал с нами. Он всегда был где то поблизости, но на заднем плане, стараясь выяснить, что к чему. Видимо, ему не хотелось упускать ни единого момента из жизни "великой четверки".
Нил Аспиналл : "Мы все отправились на вокзал Юстон, ребята сели в поезд. Я поехал следом в машине, мне хотелось иметь возможность свободно передвигаться.
В давке Син, жену Джона, оттеснили от вагона, поезд ушел, а она осталась на платформе, поэтому везти ее в Бангор пришлось мне. Несколько моих друзей жили в Северном Уэльсе, и, после того как я подвез Син, я поехал проведать их. На лекциях я так и не побывал".
Пол : "Это была памятная поездка. Мы советовали своим друзьям: "Поедем, ты должен его увидеть!" Это все равно, что прочесть хорошую книгу: "Ты тоже должен прочитать ее! Я тебе советую".
Помню, Синтия не попала в поезд. Это было досадное, но и символичное событие. Только она из нашей компании не смогла сесть в вагон. Есть пленка, на которой все это запечатлено. Так кончилась ее жизнь с Джоном. Все так странно в этой жизни. На вокзале собралась огромная толпа, и такая же толпа встречала нас в Бангоре. Все мы нарядились в психоделическую одежду. Это напоминало какой то летний лагерь.
Семинар проводился в школе. Мы сидели вокруг Махариши, а он объяснял, как надо медитировать, затем мы поднимались к себе и пробовали сделать так, как он учил. И конечно, в первые полчаса у нас ничего не получалось. Мы сидели, твердили мантру и при этом думали: "Черт, поезд был битком набит... Ах, да, мантра... Черт побери, когда же мы снова начнем записывать пластинку? Нет, не то, не то..." Первые несколько дней мы просто пытались отключить все мысли, отвлечься от обычных дел, и это было неплохо. И в конце концов я пристрастился к медитации".
Джон : "Ты просто сидишь и даешь мыслям волю. Неважно, о чем ты думаешь, просто не сдерживаешься. А потом ты начинаешь читать мантру, чувствуешь вибрацию, отключаешься от мыслей. Нельзя просто захотеть этого или добиться с помощью силы воли" (67).
Джордж : "Как только ты ловишь себя на какой нибудь мысли, то стараешься опять вытеснить ее мантрой".
Джон : "Позы лотоса или стойки на голове были здесь ни при чем. Медитацией можно было заниматься столько, сколько захочешь, а для работающих рекомендовано: "Двадцать минуть в день для тех, кто работает. Двадцать минуть утром и еще двадцать после работы". При этом становишься счастливее, умнее, энергичнее. Посмотрите, как все это начиналось. Кажется, впервые он приземлился на Гавайях почти что в ночной рубашке совершенно один, безо всякого сопровождения в 1958 году (68).

Еще по теме: