ГлавнаяРаскрутка группы • Запись альбома "Сержант Пеппер"

Запись альбома "Сержант Пеппер"

Рубрика: Раскрутка группы

Нил Аспиналл : "Запись альбома "Сержант Пеппер" продолжалась шесть месяцев, что позволило ребятам больше экспериментировать и не торопиться. Иногда слишком длительное пребывание в одном и том же месте создает побочный эффект не объединяет, а, наоборот, разобщает. Но этого не случилось, все шло отлично, хотя, признаться, мне временами было скучновато".
Джон : "Я никогда не принимал его [ЛСД] в студии. Кроме одного раза. Кажется, я принял какие то стимуляторы и переборщил с ними. Мне вдруг стало страшно перед микрофоном. Я сказал: "Что такое? Мне нездоровится". Я думал, что заболел или спятил, и заявил, что мне надо выйти подышать свежим воздухом. Меня провели по лестнице на крышу, Джордж Мартин странно поглядывал на меня, а до меня вдруг дошло, что я, наверное, принял кислоту.
Я сказал: "Больше я не могу. Вы работайте, а я просто посижу и посмотрю". Наблюдая за ними, я нервничал и без конца повторял: "Все в порядке?" Они все были очень добры ко мне и отвечали: "Да, да, все в порядке". А я опять спрашивал: "А вы уверены?" Они продолжали работать над альбомом (70).
Мы вовсе не собирались выпустить пластинку, полную наркотических иллюзий, но впечатление у всех было именно таким. Мы сознательно пытались подчеркнуть обратное. Никто из нас и не думал говорить: "Я принял кислоту, какой кайф!" Но все считали, что в промежутке между записью "Revolver" и "Сержанта Пеппера" что то такое было. (Уверяю вас, это только догадки.) (68)
Джордж Мартин : "Я знал, что они покуривали марихуану, но не подозревал, что они принимали сильные наркотики. В сущности, я не подозревал, в чем дело, отводя Джона на крышу, когда он поймал кайф после приема ЛСД. Я не знал, что это такое. Если бы я знал, что все дело в ЛСД, я ни за что не повел бы его на крышу.
Он был в студии, а я в операторской, когда ему стало плохо. Я предложил: "Пойдем наверх" и попросил Джорджа и Пола заняться наложением вокала. "Мы с Джоном пойдем подышать воздухом", сказал я, но вывести его на улицу я не мог: там столпилось человек пятьсот, которые разорвали бы его на куски. Поэтому мне осталось только одно: проводить его на крышу. Стоял чудесный звездный вечер. Джон подошел к не очень высокому парапету, посмотрел вверх, на звезды, и спросил: "Здорово, правда?" Я согласился с ним, но, похоже, он воспринимал звезды иначе. А мне они казались просто звездами.
Наверное, для них я был чем то вроде старшего брата. Я был на четырнадцать лет старше. Пожалуй, я был слишком строг, а они знали, что я не одобряю употребление наркотиков (хотя я помногу курил, а это ничем не лучше). В моем присутствии они никогда не курили марихуану они уходили вниз, в столовую, выкуривали косячок и возвращались, сдержанно хихикая. Я знал, чем они там занимаются, но ничего не мог с этим поделать".
Ринго : "Песня "With A Little Help From My Friends" была написана специально для меня, но в ней оказалась строчка, которую я так и не спел. Это были слова: "Что вы сделаете, если я вдруг сфальшивлю? Повскакаете с мест и забросаете меня помидорами?" Я заявил: "Это я не буду петь ни за что", потому что мы еще слишком отчетливо помнили, как зрители швыряли на сцену конфеты и игрушки. Я боялся, что если я спою эту строчку, а потом мы когда нибудь снова выйдем на сцену, то меня забросают помидорами".
Джон : "У Пола родилась строчка о небольшой помощи моих друзей. Он придумал к ней мелодию, и мы быстро написали всю песню вдвоем, развивая его первоначальную идею" (70).
Ринго : Все, что наговорили по поводу песни "Lucy In The Sky With Diamonds" ("Люси в небе с алмазами"), полная чепуха. Я был у Джона, когда его сын Джулиан пришел к нему со своим рисунком. Это был вполне обычный детский рисунок. Джон спросил: "Что это?" И Джулиан ответил: "Люси в небе с алмазами". Эти слова сразу запомнились Джону".
Пол : "Я заехал домой к Джону и увидел у него школьный рисунок Джулиана с подписью: "Люси в небе с алмазами". Мы ушли в кабинет и написали эту песню, со всякими психоделическими штучками. Помню, как я выдумал "целлофановые цветы" и "газетные такси", а Джон ответил "калейдоскопическими глазами" и "зеркальными галстуками". Мы даже не заметили, что из букв в названии песни складывается аббревиатура ЛСД, пока нам на это не указали но нам таки не поверили".
Джон : "Я слышал, как Мел Тормс рассказывал о шоу Леннона Маккартни и говорил, что в песне "Lucy In The Sky With Diamonds" речь идет о ЛСД. Это неправда, но мне никто не верит. Клянусь Богом, клянусь Мао и кем угодно: я понятия не имел, что из первых букв названия складывается ЛСД. Это правда: мой сын принес домой рисунок с летящей по небу женщиной и показал мне. Я спросил: "Что это?" А он ответил: "Это Люси в небе с алмазами". И я подумал: "Как красиво!" Я сразу написал об этом песню. А потом мы записали эту песню, выпустили альбом, и только тут кто то заметил первые буквы ЛСД. Такое мне и в голову не приходило, но с тех пор я стал проверять все песни, смотреть, как пишутся сокращенно их названия. Ни в одной из них я больше ничего не заметил. ЛСД тут совершенно ни при чем (71).
Образы в песне взяты из "Алисы в Стране Чудес". В лодке сидит Алиса. Она покупает яйцо и превращает его в Шалтая Болтая. Женщина в лавке превращается в овцу, и в следующую минуту они куда то уплывают в лодке... Мне представилось именно это. А еще там есть образ женщины, которая когда нибудь явится, чтобы спасти меня, девушка с калейдоскопическими глазами, спускающаяся с неба. Это вовсе не кислотная песня" (80).
Джордж : "Мне очень понравилась песня "Lucy In The Sky With Diamonds". Джон всегда умел найти изюминку в каждой своей песне. Особенно мне нравились те места, где мне удалось наложить записи индийских инструментов на обычную европейскую мелодию. Некоторые специфические вещи вроде "Within You Without You" ("Внутри тебя и без тебя") я написал специально для индийских инструментов. Для любой обычной песни вроде "Люси", в которой меняются аккорды и есть модуляции (а на тампуре и ситаре играют всегда в одной тональности), они бы просто не подошли. Мне понравилось то, как в эту песню вписалось монотонное гудение тампура.
Был и другой момент: в индийской музыке вокалу аккомпанирует инструмент саранги, звучащий как человеческий голос, так что вокал и звук саранги должны идти более менее в унисон. Я решил опробовать тот же прием в "Люси", но поскольку не умел играть на саранги, то имитировал его звучание на гитаре. В середине песни слышна гитара, вторящая голосу Джона. Я старался играть в духе индийской классической музыки".
Пол : "Идеи были самыми разнообразными: "Давайте в этой песне попробуем басовую гармонику" или "Давайте вставим сюда проигрыш на расческе с папиросной бумагой". Мы часто делали так в детстве, это было очень смешно".
Джордж : "Идея "Мистера Кайта" родилась у Джона, когда мы снимались в Севеноуксе, в Кенте. У нас был обеденный перерыв, по пути в ресторан мы зашли к антиквару. Уходя, мы увидели, что Джон вынес из магазина афишу, на которой были почти все будущие слова его песни "Being For The Benefit Of Mr Kite!" ("Бенефис мистера Кайта")".
Джон : "В том антикварном магазине я купил афишу старого цирка XIX века. Мы снимали для телевидения рекламный фильм к песне "Strawberry Fields Forever". Во время перерыва я зашел в магазин и купил афишу программы, звездой которой был некий мистер Кайт.
На афише указывалось, что, кроме него, в программе участвуют Хендерсоны, а также есть номер Пабло Фанкиса. Там были артисты, прыгающие через обручи, лошади и еще кто то, прыгающий сквозь горящую бочку, а еще вальсирующий конь Генри. Оркестр будет играть с десяти до шести часов. Место действия Бишопсгейт. Я почти ничего не добавил, только связал вместе все эти строчки объявления. За что купил, за то и продал.
Этой песней я не горжусь, работать над ней по настоящему не пришлось. Я просто воспользовался случаем, потому что в то время нам нужна была еще одна песня для "Сержанта Пеппера" (67). Мне надо было написать ее быстро, иначе она не вошла бы в альбом (70). [Позднее] появились всевозможные истории о том, что слова "Генри" и "лошадь" на жаргоне наркоманов означают героин. Но в то время я и в глаза не видел героина" (80).
Джон : "Джордж написал великолепную песню в индийском стиле. Однажды вечером мы пришли в студию, а там собрались, наверное, четыреста индийских музыкантов, которых он пригласил. Как принято говорить, это был замечательный вечер свинга" (67).
Джордж : "Песня "Within You Without You" появилась после того, как я пожил в Индии и подпал под обаяние этой страны и ее музыки. Я привез множество инструментов. Песня была написана в доме Клауса Ворманна в Хэмпстеде однажды вечером после ужина. Она пришла мне в голову, когда я играл на фисгармонии.
А еще я подолгу общался с Рави Шанкаром, учась правильно сидеть, держать ситар и играть на нем. В основу "Within You Without You" легла пьеса Рави, которую он записал для национального радио Индии. Это очень длинная пьеса, она звучит минут тридцать или сорок и состоит из нескольких частей, в каждой из которых присутствуют секвенции. Я написал мини версию этой пьесы, имитируя ее звучание. Я записал три отрывка, и позднее они были сведены вместе".
Джон : ["Within You Without You"] одна из лучших песен Джорджа. И одна из моих любимых вещей. В этой песне он весь как на ладони. Его разум и музыка чисты и ясны. Только благодаря врожденному таланту он сумел добиться такого звучания".
Ринго : "Within you without you" замечательная песня. Я ее обожаю".
Джон : "When I'm Sixty Four" песня, которую Пол написал еще во времена клуба "Кэверн". Мы только добавили в нее несколько слов таких, как "внуки на коленях" и "Вера, Чак и Дейв". Это всего лишь одна из множества незаконченных песен, так называемых "половинок", какие были у каждого из нас. Но эта была для нас чем то вроде спасательного круга мы часто пели такие песни, когда наши усилители выходили из строя, их можно было исполнять под аккомпанемент одного пианино" (67).
Пол : "Однажды в газете появилась статья о "прелестной Рите", meter maid женщине контролере на платной автостоянке. Она только что вышла на пенсию. Название ее профессии звучало по американски, а мне оно всегда казалось еще и сексуальным: "Контролер, а ну ка, проверь мой счетчик, крошка". Я просмотрел статью и увидел, что эта Рита одета почти в военную униформу. Все это и стало стержнем песни. Помню, как я бродил по Хесуоллу (где жил мой отец и где теперь живет мой брат), стараясь придумать слова. Наконец я собрал их все вместе, и мы записали песню".
Джон : "Он сочиняет их, как романист. По радио звучит уйма песен в стиле Маккартни все эти истории о скучных людях, занятых скучными делами, секретаршах, почтальонах, писаках. Мне не интересно писать о ком то другом. Мне нравится писать о себе, потому что себя я знаю (80). Я писал песню "A Day In The Life" ("Один день из жизни"), поставив перед собой на пианино газету "Дейли мейл". Я открыл раздел кратких новостей или что то в этом роде уж и не помню, как он там называется (67). В нем я обратил внимание на две заметки. В одной говорилось о наследнике Гиннесса и автоаварии. Это была главная новость рубрики. Он погиб в Лондоне при столкновении автомобилей" (80).
Пол : "Слова "он расшиб себе голову в машине" Джон взял из газетной статьи. Мы слегка изменили эту фразу, сделали ее чуть более драматичной. На самом деле он просто разбился в своей машине. Именно так мы относились к истории. Еще Малколм Маггеридж говорил, что вся история ложь, потому что все факты в ней искажены. Даже король Гарольд в битве при Гастингсе погиб не потому, что стрела вонзилась ему в глаз; так просто изображено на гобелене из Байе потому что это смотрится эффектнее. А если попытаться разыскать Гарольда, то выяснится, что он погиб где нибудь совсем в другом месте может, даже выступая на стадионе "Шей".
Джон : "На соседней странице говорилось о четырех тысячах выбоин на улицах Блэкберна, Ланкашир (80). Когда мы пришли на запись, в той строчке не хватало одного слова. Я знал, что эта строка должна выглядеть так: "Теперь известно, сколько выбоин понадобится, чтобы... тра та та... Альберт Холл". Конечно, строчка нелепая, но почему то я никак не мог придумать глагол. Какая связь между выбоинами и Альберт Холлом? "Заполнить Альберт Холл" это подсказал Терри [Доран]. Это было то, что нужно. Наверное, все это время я подыскивал нужное слово, но оно никак не подворачивалось. Окружающие вовсе не обязательно подсказывают тебе нужное слово или строчку, часто они случайно роняют их, а ты подхватываешь, потому что ты давно их искал (67).
Разумеется, мы с Полом работали вместе, особенно над песней "A Day In The Life". К такому способу работы мы прибегали постоянно: сначала пишешь хороший отрывок, делаешь самое легкое, вроде "сегодня я прочел новости" или что нибудь другое. А потом, когда на чем нибудь застреваешь и никак не можешь сдвинуться с мертвой точки, работу просто бросаешь. Вот тогда мы и приходили на помощь друг другу: я пел отрывок песни, а Пол дописывал ее, или наоборот. В тот раз он излишне осторожничал наверное, думал, что песня уже и без того хороша. Иногда мы действительно не позволяли друг другу вмешиваться в работу, потому что чужое вмешательство и помощь могут расслабить. В таких случаях мы пробовали и пробовали (70). Вкладом Пола стал красивый кусочек: "I'd love to turn you on", который давно вертелся у него в голове, но не находил применения. Я решил, что это чертовски хорошая строчка" (80).
Пол : "Мы с Джоном сели, у него уже был готов первый куплет и мелодия. Он представлял себе, как дальше в песню впишутся слова из "Дейли мейл", где была помещена нелепая статья о выбоинах в Блэкберне. В следующей заметке говорилось о какой то даме, выступившей в Альберт Холле. Все это перемешалось, и получилась маленькая поэтическая путаница, которая неплохо зазвучала.
Потом я придумал еще один кусочек, который сыграл на пианино: "Проснулся, встал с постели, продрал волосы гребнем..." мою маленькую партию, хотя больше я ничего не предложил. А потом нас осенило: надо начать с сигнала будильника, что мы и сделали во время записи. Мы попросили Мэла Эванса дать отсчет: "Три, четыре двадцать пять". А когда этот звук стихал, было ясно, что пора переходить к следующей части песни. Мы просто разделили ее на две составные.
Потом там была еще оркестровая вставка. Я просто сидел и думал: "Вот сюда! Конечно! Именно для этой песни!" Песня была, конечно, сумасшедшая со всеми этими "I'd love to turn you on" и прочими психоделическими штучками. При желании мы вполне могли бы и продолжить в том же духе песня давала простор воображению. Я попытался объяснить эту идею Джону: "Возьмем необходимые пятнадцать тактов, а потом попробуем что нибудь новенькое. Попросим всех музыкантов оркестра взять самую низкую ноту на своих инструментах и постепенно дойти до самой высокой. Но делать это без учета того, что играет сосед". Мы так и записали в партитуре: "Отсюда играйте каждый как захочет".

Еще по теме: