ГлавнаяОбразование группы • Жили были три мальчика...

Жили были три мальчика...

Рубрика: Образование группы

1960-1962

Джон : "Давным давно жили были три мальчика по имени Джон, Джордж и Пол так их окрестили. Они решили собраться вместе, потому что были компанейскими ребятами. А когда они собрались, то задумались: зачем они это сделали, ради чего? И вдруг все они схватились за гитары и подняли страшный шум. И как ни забавно, это никого не заинтересовало, и меньше всего самих трех мальчишек. Вот... а когда они вдруг встретились с четвертым, самым маленьким мальчиком по имени Стюарт Сатклифф, то сказали ему (цитирую): "Сынок, возьми ка бас гитару, и все будет в порядке". И он послушался. Но не тут то было, потому что играть на ней он не умел. Тогда они насели на него и не слезали, пока он не научился играть. Но настоящего бита у них по прежнему не было, и тут появился один добрый старичок, который сказал (цитирую): "У вас нет барабанов!" "У нас нет барабанов!" воскликнули они. Так у них начали появляться барабаны одни приходили, другие уходили. Потом в Шотландии, во время гастролей с Джонни Джентлом, группа по прозванию "Битлз" вдруг обнаружила, что их песни звучат скверно, потому что у них нет усилителей. И они раздобыли усилители. Многие спрашивают: что такое "Битлз"? Почему "Битлз"? "Битлз" откуда взялось это название? Сейчас мы вам объясним. Им было видение: на горящем пироге явился человек и сказал: "Отныне и навсегда вы "Битлз" через букву "Эй". "Спасибо, хозяин", поблагодарили они в ответ" (61).
Пол : "Название придумали Джон и Стюарт. Они учились в школе искусств, и, если нас с Джорджем родители еще загоняли спать, Стюарт и Джон могли делать то, о чем мы только мечтали, не ложиться спать всю ночь. Тогда они и придумали это название.
Однажды апрельским вечером 1960 года, гуляя по Гамбьер Террас возле Ливерпульского собора, Джон и Стюарт объявили: "Мы хотим назвать группу "Битлз". Мы подумали: "Хм, звучит жутковато, верно?" "Ничего страшного, у этого слова два значения". Название одной из наших любимых групп, "The Crickets", тоже имеет два значения: игра в крикет и сверчок. Вот это здорово, считали мы, вот это по настоящему литературное название. Однажды мы разговорились с группой "The Crickets" и узнали, что они понятия не имели об игре под названием "крикет". (Они и не подозревали, что у этого слова есть второе значение.)"
Джордж : "Откуда взялось название вопрос спорный. Джон утверждает, что его выдумал он, но я помню, что накануне вечером он разговаривал со Стюартом.
У группы "The Crickets", которая подыгрывала Бадди Холли, было похожее название, но на самом деле Стюарт обожал Марлона Брандо, а в фильме "Дикарь" есть сцена, в которой Ли Марвин говорит: "Джонни, мы искали тебя, "жуки" скучают по тебе, всем "жукам" недостает тебя". Возможно, она вспомнилась и Джону, и Стю одновременно, и мы оставили это название. Мы приписываем его поровну Сатклиффу и Леннону".
Пол : "В фильме "Дикарь", когда герой говорит: "Даже "жуки" скучают по тебе!" он указывает на девчонок на мотоциклах. Один друг как то заглянул в словарь американского сленга и выяснил, что "жуки" это подружки мотоциклистов. Вот и подумайте теперь сами!"
Джон : "У нас было одно или два названия. Потом для каждого нового выступления мы брали себе новое. И наконец остановились на "Битлз".
Я искал слово, которое имело бы два значения, как название группы "The Crickets", и от "сверчков" перешел к "жукам". И я поменял в этом слове вторую букву "и" на "эй", потому что само слово "beetles" ("жуки") имеет только одно значение. Если произнести наше название вслух, людям представляются ползучие насекомые, а если прочитать его, выходит "бит" "музыка" (64).
Джордж : "В группу вошел и Стюарт. Музыкант из него получился неважный. Сказать по правде, он вообще не умел играть, пока мы не уговорили его купить бас. Мы научили его играть двенадцать тактов, как в "Thirty Days" ("Тридцать дней") Чака Берри. Это была первая вещь, которую он разучил. Затем он выучил еще несколько песен, поупражнялся и перешел к другим мелодиям. Он играл скверно, но в то время это было не важно он классно выглядел. Так или иначе, мы дали в Ливерпуле всего несколько концертов, а потом уехали в Гамбург".
Пол : "Весной 1960 года мы с Джоном отправились в Рединг, в паб "Лиса и гончие", который принадлежал моей кузине Бетти Роббинс и ее мужу. Мы работали за стойкой. Об этой поездке у нас с Джоном остались приятные воспоминания. В конце недели мы выступали в пабе под названием "The Nerk Twins". Мы даже заказали себе афиши.
Муж Бетти ввел меня в мир шоу бизнеса, разговоры с ним о том, какими должны быть концерты, многое определили. Он был ведущим конкурса талантов в "Батлинз", работал на радио. Он спросил, с какой песни мы хотим начать свое выступление, и мы ответили: "Be Вор A Lula". Он возразил: "Не пойдет. Надо начинать с чего нибудь быстрого и инструментального. Это же паб, субботний вечер! Какие еще песни вы знаете?"
Мы ответили: "Ну, мы играем "The World Is Waiting For The Sunrise" ("Мир ждет восхода солнца")". (Я вел мелодию, а Джон отбивал ритм.) Он заявил: "Прекрасно, с нее и начните и только потом сыграйте "Be Вор A Lula". В этом он знал толк, я вспомнил его советы несколько лет спустя, когда мы организовывали свои концерты".
Джордж : "Начало I960 года было богатым событиями. Помню, на ливерпульском стадионе состоялся концерт, в котором должен был участвовать Эдди Кокрен, но за пару дней до концерта он погиб, и его заменил Джин Винсент".
Ринго : "Этого Эдди я никогда не прощу. Я так ждал его!"
Джордж : "Концерт состоялся на стадионе, где отец Пита Беста, Джонни, рекламировал упаковку. Ринго участвовал в концерте вместе с Рори Стормом и "Ураганами". Мы еще не доросли до выступлений (у нас не было даже ударника), и, помню, я думал о том, что мы должны брать пример с "Ураганов", которые одинаково одевались и пританцовывали словом, держались как полагается. Это выглядело почти профессионально и вполне внушительно.
У Брайана Кэсса была группа под названием "Cass and the Cassanovas" ("Кэсс и Казановы"), они тоже выступали. (Год спустя он исчез из поля зрения, а оставшиеся назвались "The Big Three" "Трое великих".) Кэсс умел организовывать выступления, однажды вечером благодаря ему мы играли в клубном подвальчике впервые под названием "The Silver Beetles" ("Серебряные жуки"). Но ему хотелось, чтобы мы назывались "Long John & The Pieces of Silver" ("Длинный Джон и серебряные монетки").
Пол : "Он спросил: "Как вы называетесь?" Мы как раз придумали название "Битлз" и решили обкатать его на публике. Но Кэсс возразил: "Битлз" это еще что такое? Бессмыслица". (Это название всегда ненавидели все: и поклонники, и менеджеры.) Он спросил у Джона, как его зовут. Джон, который в то время был нашим певцом, ответил: "Джон Леннон". "Отлично... Большой Джон... Длинный Джон... Вот оно: Длинный Джон Силвер". Но мы пошли на компромисс и назвались "Длинным Джоном и Серебряными жуками". Чтобы получить работу, мы были готовы на все, вот мы и согласились".
Джордж : "Он принял Джона за нашего вожака, потому что он был самым рослым и держался напористо. Джон был лидером еще в "Куорримен" и оставался лидером и к этому моменту. Думаю, он и теперь наш лидер".
Пол : "В мае на прослушивание в город прибыл Ларри Парнс, известный лондонский импресарио. Своим подопечным он всегда придумывал "буйные" псевдонимы. Ронни Уайкерли стал зваться Билли Фьюри, но более тихого человека надо было еще поискать. Он был славным ливерпульским парнем, первым нашим земляком, который пробился наверх. Марти Уайлд тоже числился в конюшне Ларри и носил "буйный" псевдоним. Ларри Парнс уже нашел несколько новых певцов и теперь искал группы. От кого то он узнал, что в Ливерпуле есть несколько таких групп. Вот он и приехал в клуб "Голубой ангел" и привез с собой Билли Фьюри.
Клубы "Голубой ангел" и "Джакаранда" принадлежали Аллану Уильямсу. Он был местным маленьким менеджером (маленьким по росту валлийцем с пронзительным голосом, отличным парнем и великим организатором, хотя мы частенько подшучивали над ним). Он устроил прослушивания вместе с Ларри Парнсом. Все группы Ливерпуля пришли туда, и мы в том числе".
Джордж : "Группы, которым предстояло подыгрывать певцам Ларри Парнса, прослушивали в "Голубом ангеле", который в то время назывался общественным клубом "Уайверн". Мы вышли заранее и купили ботинки на шнурках, с белой отделкой. Мы были очень бедны и не могли позволить себе одинаковую одежду, но попытались хоть чем нибудь скрасить это, надели черные рубашки и вот эти ботинки.
Наш барабанщик не пришел в клуб, поэтому нам подыгрывал Джонни Хатчинсон, ударник из группы "Кэсс и Казаковы". По моему, мы играли не слишком хорошо и не слишком плохо".
Джон : "На этот день мы нашли барабанщику замену. А Стю не умел играть на басе, поэтому стоял спиной к слушателям" (72).
Пол : "Нам пришлось уговаривать Стюарта встать иначе: "Держись увереннее, стой, как Элвис". Присмотревшись, можно было заметить, что, когда все мы играли в тональности ля, Стю брал совсем не те аккорды. Но скоро он все таки взял себя в руки, мы прошли прослушивание и отправились на гастроли, но не с певцом с "буйным" псевдонимом, а с парнем по имени Джонни Джентл".
Джордж : "Все было как то странно. Ларри Парнс не вскочил и не закричал, что мы играем отлично, и так далее, поэтому все мы были подавлены. Но через несколько дней нам позвонили и предложили выступать с Джонни Джентлом. Наверное, кто то решил: "Они простофили. Пошлем на гастроли группу, которой не придется платить".
Пол : "Вот теперь мы стали настоящими профессионалами, мы могли сделать то, о чем давно мечтали, а именно выбрать себе псевдонимы, настоящие имена из шоу бизнеса. Я стал Полом Рамоном и считал, что это звучит экзотически. Помню, как шотландские девушки спрашивали: "Это его настоящее имя? Вот здорово!" Это французская фамилия Рамон, так она и читается. А Стюарт назвался Стюартом де Сталем, в честь художника. Джордж стал Карлом Харрисоном, в честь Карла Перкинса (нашего кумира, который написал "Blue Suede Shoes"). Джон Длинным Джоном. С тех пор люди часто говорили: "А, так Джон не поменял имя! Ловкий ход". Так вот что я вам скажу: он был Длинным Джоном. Никто из нас не назывался прежним именем: все мы сменили их.
Так мы вдруг отправились на гастроли в Шотландию с одним из немногих "спокойных" певцов из колоды Ларри, а в это время я должен был сдавать экзамены на аттестат зрелости. Надежды моих родителей не оправдались: я уехал вместе с дрянными мальчишками, у которых и вовсе не было аттестатов".
Джон : "На протяжении всех лет учебы в школе искусств я время от времени исчезал. Когда пришло время сдавать первый экзамен, я уехал вместе с "Битлз" в Шотландию, где подыгрывал Джонни Джентлу. Во время второго я выступал в Гамбурге. Вообще то, я уже принял решение бросить школу в независимости от того, сдам я экзамен или нет, но, вернувшись, нашел дома письмо со словами: "Не трудитесь возвращаться". Верите или нет, оно меня раздосадовало"' (63).
Джордж : "Помню, я спросил у старшего брата: "Скажи, будь ты на моем месте, ты бросил бы работу и уехал?" Он ответил: "Может быть. Кто знает, как все обернется? А если ничего и не выйдет, ты ничего не теряешь". Поэтому я бросил работу, стал целыми днями играть в группе и уже больше никогда не вспоминал о работе с девяти до пяти. Джон по прежнему учился в колледже искусств, а Пол остался еще на один год в школе.
Это были наши первые профессиональные выступления тур по дансингам на севере Шотландии, в окрестностях Инвернесса. Мы ликовали: "Ура! Нас пригласили выступать!" А когда мы увидели, что нас приходят послушать максимум пять шотландских стиляг все остальные сидели в пабах до закрытия, мы поняли, что никакие это не концерты. Вот и все. Ничего не произошло. Мы так ничего и не приобрели. Это было грустно, мы чувствовали себя сиротами. У ботинок протерлись подметки, брюки едва держались, а Джонни Джентл выступал в шикарном костюме. Помню, я пытался играть "Won't You Wear My Ring Around Your Neck?", а он пел "Teddy Bear" Элвиса и все выглядело просто жалким. Сама группа была ужасом, позором. У нас не было усилителей, у нас не было ничего.
Те гроши, которые мы получали, уходили на оплату услуг в отелях. Все мы спали в фургоне и ссорились из за места. Сидений в фургоне не хватало, поэтому кому то приходилось сидеть поверх брызговика на заднем колесе. Обычно это был Стю".
Джон : "Мы вели себя непростительно, запрещали Стю сидеть с нами, есть с нами. Мы прогоняли его, и он уходил так он учился быть с нами. Все это было так глупо, но такими уж мы были" (67).
Пол : "Во время этих гастролей мы хорошо поработали, играя в церковных залах по всей Шотландии, в таких городках, как Фрейзерберг. Это было здорово, мы чувствовали себя профессионалами. Но при этом мы бесконечно названивали Ларри Парнсу, жалуясь на то, что деньги до сих пор не пришли. Несколько лет спустя я рассказал об этом в радиопередаче, и Ларри пригрозил подать на меня в суд, потому что его родные тетки принялись упрекать его: "Ларри, неужели ты не платил "Битлз"?" Это позорное пятно в книге его дел.
Когда мы вернулись в Ливерпуль, некоторое время мы продолжали подыгрывать певцам. Мы по прежнему назывались "Серебряными жуками" кажется, сохранилось даже несколько афиш, где наше название напечатано с двумя "и", но скоро начали опускать слово "серебряные", потому что оно нам не нравилось. И Джону разонравилось прозвище Длинный Джон Силвер, и мне расхотелось быть Полом Рамоном, я утратил вкус к подобной экзотике.
Мы подыгрывали всевозможным певцам. Это был удачный короткий период, мы чувствовали себя профессионалами, разучивая чужие песни. Иногда нам бывало нелегко, потому что мы плохо разбирались в аккордах. Нам бросали ноты, а мы спрашивали: "А у вас есть слова или аккорды?" Мы были донельзя наивны. Однажды мы решили, что девушка, которая пришла с одним из певцов, его жена. И мы звали ее "миссис Как бишь ее" и лишь гораздо позже поняли, что она была просто его подружкой".
Джон : "В то время у нас постоянно менялись барабанщики, потому что люди, имевшие собственные ударные установки, а это довольно дорогой инструмент, были все наперечет" (70).
Джордж : "У нас был барабанщик Томми Мур, который ездил с нами в Шотландию, забавный парень, который играл во множестве разных групп. Но он часто куда то пропадал, поэтому нам приходилось искать кого нибудь другого.
Через нас прошла целая толпа барабанщиков. Поменяв троих, мы составили почти полную ударную установку из барабанов, которые они забывали у нас, и Пол решил, что он сам станет ударником. У него получалось неплохо. По крайней мере, так нам казалось вероятно, потому, что в то время мы мало что смыслили. В этом составе мы дали всего одно выступление, но оно хорошо запомнилось мне. Это было на Аппер Парламент стрит, в стрип клубе, принадлежавшем парню по прозвищу Лорд Вудбайн. Выступление состоялось днем, его слушали несколько извращенцев (пятеро мужчин в пальто) и местная стриптизерша. Мы должны были аккомпанировать стриптизерше. Пол играл на барабанах, мы с Джоном на гитарах, а Стюарт на бас гитаре.
Она подошла и протянула нам ноты: "Играйте вот отсюда". Мы спросили: "Что это? Тут ничего нельзя понять". И она объяснила, что это "Цыганский танец огня". Но мы продолжали допытываться: "А как его играть? В каком темпе?" И вместо него решили сыграть то, что знали: "Шомпол", а потом "Лунный блеск".
Пол : "Худшим было выступление в дансинге "Гросвенор" в Уолласи, где сотня местных парней затеяла драку с сотней парней из Сикомба, и это был настоящий кошмар. Помню, однажды вечером потасовка началась, прежде чем я успел опомниться. Я бросился на сцену спасать свой усилитель "Элпико", мою гордость и радость тех времен. Вокруг мелькали кулаки. Кто то из стиляг схватил меня за шиворот и крикнул: "Не двигайся или тебе крышка!" Я до смерти перепугался, но должен был спасти усилитель".
Джон : "Некоторое время мы играли в Ливерпуле, никуда не выезжая, искали работу, а ребята из других групп твердили нам: "У вас хорошо получается, когда нибудь вы получите работу". А потом мы отправились в Гамбург".
Джон : Я повзрослел в Гамбурге, а не в Ливерпуле (71)
Джордж : "Мы узнали о том что можно выступать в Штутгарте, на американских военных базах. Выяснилось, что такие концерты устраивают по всей Германии, и это вдохновило нас.
В истории наших немецких гастролей участвовала еще одна ливерпульская группа, "Denny & The Seniors" ("Денни и выпускники"), члены которой бросили прежнюю работу и перешли к Ларри Парису. А когда у них ничего не вышло, они так разозлились, что решили съездить в Лондон и поколотить Ларри. Аллан Уильямс сказал им:"Если уж вы собрались в Лондон, то возьмите с собой инструменты". Он отвез их в клуб "21" (где когда то выступал Томми Стил). Ларри Парнса они так и не избили, зато удачно выступили в этом клубе.
Там их увидел немецкий антрепренер Бруно Кошмидер и пригласил в свой клуб "Кайзеркеллер" в Гамбурге, где они проработали пару месяцев. Наверное, они понравились Кошмидеру, потому что он связался с Алланом Уильямсом и сказал: "Мне нужна еще одна ливерпульская группа для работы в клубе "Индра".

Еще по теме: